Олимп-Первенство России по футболу
среди команд клубов ФНЛ 2018–2019
RSS

Новости

Дмитрий Молош: «Все в наших руках»

29 Июль 2009 в 10:45

Дмитрии Молош пришел в «Сибирь» в начале года и за такой короткий срок успел стать любимцем местной публики. Когда судья назначает штрафной, трибуны в один голос начинают скандировать фамилию белоруса. Не побеседовать с таким колоритным персонажем было бы большой ошибкой — представляем вашему вниманию, интервью Юрия Землянова с защитником «Сибири» — Дмитрием Молошем.

«В «БАТЭ» хотели, чтоб я остался»

— Как начали заниматься футболом?

— Начал заниматься как все футболисты, с начальных классов школы. Я жил под Минском, годик потренировался, и меня отвезли в сам Минск, к тренеру Борису Михайловичу Глазачеву. Там обучался в простой футбольной школе, оттуда попал уже в юношескую сборную и пошел вверх по лестнице.

— На позиции защитника стали выступать сразу?

— Да. Всю карьеру играю на позиции левого защитника или полузащитника.

— Обычно, все хотят быть нападающим, чтобы забивать голы.

— Я в детстве играл вместе с взрослыми ребятами, чтобы я не мешался им под ногами, меня ставили в защиту, так я и рос. А тренера тоже решили использовать меня в защите.

— А когда заключили первый взрослый контракт?

— С борисовским «БАТЭ». Я учился в школе, в 11 классе.

— За главную команду «БАТЭ» тогда начали выступать?

— Года два я провел в «молодежке» и в девятнадцать дебютировал в главной команде.

— А ваша первая значимая награда?

— Я в «БАТЭ» отыграл 6 лет и только в один год мы что-то не выигрывали. Каждый год были медали, поэтому мне даже сложно сказать, какая награда была в «БАТЭ» первой: золото, серебро, бронза. Конечно, вспоминается золото 2002 года. Тогда у нас была очень молодая команда, и мы выиграли чемпионат. Ещё помнится, как ездили на финальную часть чемпионата Европы с молодежной командой: обыграли будущих чемпионов сборную Италии: 2:0. Тогда ещё Глеб забил один гол. У нас в тот раз собралась хорошая сборная, многие сейчас играют в Премьер-лиге: Глеб, Калачев, Жевнов.

— Вы провели в «БАТЭ» 6 лет. Что можете сказать о данном этапе вашей карьеры?

— Команда замечательная, чем она славится и в Белоруссии, а сейчас и в Европе. Клуб взял и вышел в групповой этап Лиги Чемпионов, чего никто не ожидал. Ребята в клубе хорошие: руководства, тренера, со всеми с кем был, до сих пор общаюсь. Несмотря на то, что мы разъехались по разным клубам, кто-то остался в «БАТЭ», до сих пор созваниваемся, общаемся. Все очень профессионально сделано, все поставлено по высшему разряду. Никаких проблем футболисты не испытывают. 6 лет провел в лучшем белорусском клубе. В 2006 году я выиграл чемпионат и кубок Белоруссии, я был признан лучшим защитником чемпионата, и решил сменить обстановку, хотя в Борисове очень хотели, чтобы я остался.

— «БАТЭ» можно сравнить с московским «Локомотивом» образца начала века? Когда клуб тоже не имел большого бюджета, а выступал на высоком уровне.

— Да, полностью согласен. Такой коллектив как в «БАТЭ», мало где есть. Хотя у нас в «Сибири», коллектив тоже очень хороший. Есть и коллектив, есть и команда, это положительно сказывается на клубе.

«В России свое ещё не отыграл»

— А что скажете об уровне чемпионата Белоруссии?

— Нормальный уровень. Футбол в Белоруссии находится под присмотром президента страны, есть своя программа по развитию футбола — спонсоры, которые вкладывают в футбол деньги, освобождаются от налогов. А если говорить в целом, то нормальный уровень. Думаю, команд пять из Белоруссии в Первой лиге не затерялись бы.

— А сейчас, следите за чемпионатом Белоруссии?

— Слежу. Остались там друзья, знакомые. Созваниваюсь с ними. Знаю, что «БАТЭ» на первом месте там идет, базовый клуб для сборной страны. До того, как попал в «Сибирь», меня опять звали в «БАТЭ», мог туда вернуться. Но, посчитал, что рановато домой ехать. В России ещё свое не отыграл.

— Недавно вышло интервью с президентом минского «Динамо», в котором было сделано заявление, что в Белоруссии к «БАТЭ» предвзятое отношение. Есть такое?

— По последним годам я не могу судить, что там. В мое время, когда я играл, такого не было. Я считаю, так говорят команды, у которых есть задачи, но они их не выполняют. И на «БАТЭ» все списывают. Я могу сказать, что в Первой лиге судейство хуже, чем в Белоруссии. Особенно, на выездах, судьи могут творить что угодно. На родине такого не было.

— С кем в Белоруссии были наиболее принципиальные игры?

— Самый принципиальный соперник, конечно, «Динамо» Минск. Это всегда было дерби, местная «классика». Часто были повышенные премиальные, приезжало много специалистов. Просто это два лучших клуба Белоруссии за последнее десятилетие.

«Голы — хлеб нападающих»

— Во время выступления за «БАТЭ» вы успели отличиться даже в Кубке УЕФА. Помните этот гол?

— Тяжело вспомнить. Помню, что забивал в Кубке Интертото. Если не ошибаюсь, то я 3 гола забил в Еврокубках — два в Интертото, один в УЕФА. А кому же я забил?

— Кутаисское «Торпедо».

— Точно! Мы тогда крупно выиграли: 5:1. Я забил первый гол в начале матча. Удалось хорошо подключиться, и я вышел как нападающий, один в один.

— Наверное, защитники больше ценят забитые мячи, нежели форварды. Все свои голы помните? Может, собираете видеозаписи голов?

— Да. Собираю все свои голы, прошу видеооператоров, чтобы записывали. Своим детям хочется показать потом, да и самому в старости посмотреть. Я бы не сказал, что я много забиваю: гол-два за сезон. Правда, был у меня год, когда я за сезон забил под десять голов.

— Однако, в этом году, вы даже были лучшим бомбардиром «Сибири». Может, планку себе поставили какую-нибудь?

— Планка одна — выигрывать в каждой игре. Я не гонюсь за голами, это хлеб нападающих — забивать. А если у меня получается — что я буду отказываться? Стараюсь, идем хорошо, главное, чтобы моя игра шла на пользу команде.

— Почему решили перейти в «Сибирь»?

— Уже осенью решил для себя, что в Новотроицке не останусь. Есть свои причины, о которых не хочется говорить. Агент стал прорабатывать варианты, была возможность перейти в «Урал». А «Сибирь» выбрал потому что Криушенко, с которым я работал в Белоруссии, позвонил, и все решилось быстро. У меня жена и маленький ребенок, надо было переезжать в большой город, а Новосибирск отвечал эти требованиям. Сейчас не жалею, как все складывается.

— На какой срок у вас контракт с «Сибирью»?

— Два года.

— Чья инициатива была подписывать контракт на такой срок?

— К общему мнению пришли. Сейчас времена непростые — клуб так предложил, я подумал. Два года — хороший срок контракта, для того чтобы раскрыться, а клубу решить определенные задачи.

— Не удивило ли то, что команда, занявшая в чемпионате 2007 третье место, в чемпионате 2008 была четырнадцатой, и не смущал ли этот факт во время перехода?

— Это футбол. Почему должно удивить? Меня не смущал этот факт, знал, что это какое-то недоразумение. В 2008 году в команде был другой тренер, не было коллектива. Я знал, что в хорошем городе созданы все условия игрокам, должна быть и хорошая команда.

— А при переходе в «Сибирь» знали кого-нибудь?

— Наверное, по Первой лиге мы все друг друга знаем. С Женей Зиновьевым был знаком. Точнее, не то чтобы я его знал, но он играл за сборную России своего возраста, а я за Белоруссию. Потом он в Белоруссии провел год, при встрече мы уже здоровались. Получается, когда пришел, только его и знал «шапочно».

— А сейчас с кем общаетесь из игроков?

— У нас ровный коллектив. Часто собираемся вместе. Но больше всех общаюсь с теми, с кем живу в одном доме: Житников, Зиновьев, Шестаков. Больше с ними время проводим.

— А после матчей в ресторане командой не собираетесь?

— Иногда. В этом направлении работа ведется (смеется). Стараемся, уже собирались, ещё планируем. У нас достаточно плотный график: один выходной в 2 недели, когда мы можем собраться с женами, семьями, посидеть все вместе.

— Жены, наверное, между собой общаются, дружат семьями?

— Да! Дети вместе бегают! Это хорошо, сплачивает команду.

«На нас ничто не давит»

— На старте чемпионата «Сибирь» выдала сухую серию, а уже в выездном турне Новороссийск — Краснодар пропустила ровно столько, сколько в предыдущих играх. Что случилось с защитой?

— Много факторов наложилось, все вместе. Когда мы не пропускаем, все говорят, что защита и вратарь сыграли хорошо, а если пропускаем — защита плохо сыграла. А на самом деле это значит, что все где-то недорабатывают. Правильно пишут: защита начинается от нападающих. Все недорабатываем, вот и пропускаем. Будем работать дальше.

— Четкой задачи на сезон нет. Есть только задача — выигрывать в каждой игре. Отсутствие конкретики не мешает?

— Это хорошо! На нас ничто не давит. В команде никто не обсуждает даже, на каком мы идем месте. Нет ажиотажа по поводу очков соперников. Приблизительно знаем, на каком месте команда, с которой предстоит игра и все. Наперед никто не думает. Пускай тренер анализирует, а мы, чтоб голову себе не забивали, чтобы психологическое давление не мешало футболистам.

— А как вы настраиваетесь на игры?

— Я уже не молодой парень, чтобы волноваться перед играми. Главное быть спокойным, а энергию выплескивать на поле.

— А молодым игрокам советы даете?

— Да, стараемся. У нас в команде есть и молодые, и опытные игроки, которые и в Премьер лиге поиграли. Из молодежи, кто умный — тот смотрит, как что делают ребята постарше. Нормальная молодежь у нас, адекватная. Главное, чтобы старались, тренировались, росли.

— В прошлом году вы сказали о Первом дивизионе: нет времени даже на нормальные тренировки. Уже привыкли?

— В «Носте» был несколько другой план повседневной жизни. У нас здесь не так, все демократичнее, времени есть побольше свободного.

— То есть, в Новосибирске мнение о чемпионате изменилось?

— Конечно. В «Носте» я впервые в жизни попал в маленький городок — до этого я играл в «БАТЭ», мы проводили много времени в Минске.

— Наверное, тяжело было без семьи в Новотроицке?

— Тяжело — без семьи провел полтора года. В первую очередь психологически. Я это осознал только сейчас. И выходному не рад — не знаешь, куда себя деть, семья то далеко.

— Для защитника вы довольно результативны, а некоторые ваши голы — просто шедевры. Оттачиваете дальние удары на тренировках?

— Просто бью часто. Главное — не бояться.

— То есть «Бил, бью и буду бить» это про вас?

— Придерживаюсь этого принципа. Правильно Кержаков сказал: не всегда получается попасть, забить. Но неужели это значит, что не надо бить больше? Нужно наоборот стараться.

— В Европе принято оставаться после тренировок и оттачивать мастерство. Вы это делаете?

— Не скажу, что всегда, но иногда остаюсь. Здесь специфика такая — хотелось бы больше оставаться, но у нас и так двухразовые тренировки в день. Иногда иду в тренажерный зал, работаю с мячом. Игра пройдет, если чувствуешь, что физически не хватает тебя — надо значит пробежаться, штангу «потягать». Каждый должен отдавать себе отчет сам — что ему надо.

«С первенства города опекал Глеба»

— За выступлением национальных команд России и Белоруссии следите?

— Конечно. Сейчас с ребятами из команды болеем за Россию, хотя меня подкалывают иногда: белорусы плохо сыграют, шутят. Россия и Беларусь — 2 команды, которым симпатизирую.

— Как в Белоруссии относятся к российской сборной?

— Когда было первенство Европы, все ездили на машинах, гудели после побед сборной России. Белорусы считают себя россиянами, а сколько россиян живет в Белоруссии. Если своя сборная ничего не добивается, то на кого ровняться?

— А как у вас обстоят дела со сборной?

— Я отыграл за сборную немного, игр пять. Сейчас, в принципе, перед первым туром меня вызывали в сборную, но наше руководство попросило меня не привлекать — у нас была важная игра с «Уралом». В федерации Белоруссии пошли на встречу. Я сейчас принял российское гражданство, но с двойными гражданством ребята играют за национальную команду.

— Играя в Первом дивизионе, на карандаш тренеру сборной попасть можно?

— Почему нет? В том году меня из «Носты» вызывали в сборную. Можно. Везде есть свои нюансы. Сейчас тренер сборной больше делает ставку на футболистов из чемпионата Белоруссии. Здесь Первая лига, ему тяжело за мной следить, как я играю. В этом году мне и тренер сборной говорил, чтоб я возвращался в Белоруссию, чтобы он мог меня видеть.

— В недавнем отборочном цикле к Чемпионату Европы среди команд до 17 лет Сергей Шумилин забил гол белорусам. Не подкалывали его?

— Нет. Поинтересовался, как белорусы. Он сказал: «Хорошие ребята». Я и сам это знаю, что молодые игроки всегда играют на хорошем уровне, выходят в финальные части чемпионатов.

— А почему так мало белорусов играют на высоком уровне? Ведь действительно, если смотреть статистику, юношеские команды Белоруссии выступают на высоком уровне.

— Этот вопрос и в Белоруссии сильно муссируется: молодежь останавливается в своем мастерстве, не могу перейти с молодежного уровня во взрослый футбол. Тяжело сказать. Значит, клубный футбол находится на плохом уровне. В России тоже не было такого прогресса раньше, а сейчас появились большие деньги, появилась определенная структура. В Белоруссии тоже появятся деньги, тогда и в клубном футболе будет все нормально.

— Сильно ли Белоруссия отстает от России?

— Конечно, намного отстают. В Белоруссии несколько клубов хороших и все. Уровень конкуренции, тех же финансов, на порядок там ниже.

— А с кем из белорусских футболистов общаетесь? Знаете Александра Глеба?

— Конечно, знаю. С первенства города, с самых маленьких лет, постоянно за ним бегал, опекал его. Сказать, что я с ним общаюсь, созваниваюсь, не могу. У него своя жизнь, зачем я буду навязываться? Но, когда встречаемся, общаемся нормально: он очень открытый человек, без какой-то звездности. А из тех, кто играет в России: с Юрой Жевновым всегда на связи. Я ему звоню, спрашиваю как дела, он мне.

«Игорь Криушенко разный»

— Как думает, сколько процентов играет тренер в итоговом результате?

— Много, очень много. Психология, тренировки, к каждому нужно найти подход. Я бы сказал, больше, чем 50%.

— Вы были свидетелем становления Игоря Николаевича как тренера. Первый опыт он получил в «БАТЭ», когда вы выступали за эту команду. Сильно изменился с того времени?

— Очень изменился. Я следил за Игорем Николаевичем последние два года, когда он был в Белоруссии. Я знаю, что он не останавливается на достигнутом. Человек шагает в ногу со временем, ездит на стажировки в известные клубы, что-то перенимает

— Игорь Николаевич Криушенко. Какой он?

— Он разный, каким и должен быть тренер. И добрый, и злой. Ко всем относиться ровно, каждый на себе почувствовал, что всем дается шанс. Кто его использует, тот будет дальше играть. Правильно говорят: футбол — это жизнь, постоянная борьба.

— А что скажете об Игоре Николаевиче как психологе?

— Я знаю его уже много лет, и могу сказать: он знает, когда и к кому подойти, кому что сказать, к кому наоборот — не стоит подходить. Он может прикрикнуть, а потом подойти и в нормальной форме объяснить, как надо было сделать.

«Мой лучший матч — впереди»


— Насколько искусственный газон мешает показывать свои профессиональные качества?

— К нему нужно быть привычным. Кто тренируется на нем постоянно, владеет преимуществом. Мы сейчас начали тренироваться на обычном поле и при переходе на газон «Спартака» чувствуются изменения. Тяжело. И удары другие, и подкаты, и дышится тяжело. Здесь поможет только привычка.

— В мировом футболе каким клубам симпатизируете?

— Нравится игра «Барселоны». И не только потому, что там играет Саша Глеб, а по стилю — это лучшая команда в мире. И вообще, испанский футбол нравится. На сборах я видел испанские команды — там любая лига очень сильна. Футбол в Испании — в крови у людей.

— А кому из российских клубов Премьер Лиги отдаете предпочтение?

— «Спартаку». С детства следил за этим клубом и у меня много людей за него болеет!

— Мечты заиграть в Премьер Лиги нет?

— Конечно, хочется. Почему бы нет? Я в свое время много куда мог уехать. Можно было ехать на просмотр в многие клубы, в туже Премьер Лигу. Но по молодости поступил по-другому, не захотел, чтобы меня кто-то просматривал, а хотел ехать сразу на контракт. Сейчас жалею. Я поиграл против многих команд — и с «Миланом», и с командами «Премьер Лиги» на сборах. Вижу, что обычные люди, такие же как мы. Просто они использовали свой шанс: где-то повезло, где-то больше работали, так у них сложилось.

— Как думаете, шанс ещё получите?

— Может и с «Сибирью» ещё будет шанс! Все в наших руках, ногах, голове. Сами можем там играть.

— Футбольные агенты в современном футболе — его неотъемлемая часть. Как думаете, может они мешают футболу развиваться, порой, стараясь заработать побольше, завышая цену на игроков, требуя повышенные зарплаты игрокам.

— Можно и так сказать. Хотя с другой стороны, есть много случаев, когда игроки не имели агентов и за свою жизнь ничего не заработали. Это нормально — когда футболист хочет зарабатывать, к чему-то стремится.

— А у вас есть агент?

— Когда я играл в Белоруссии — мне не нужен был агент, там все строилось на доверии. В России у меня есть агент, но у меня с ним дружеские отношения, которые не подкреплены бумагой, ничем. Есть условные договоренности и все.

— Дмитрий, поделитесь секретом вашей стабильной игры. Ваши советы молодому защитнику.

— Буду банальным, скажу: все важно. А главное — работать, работать, и работать. Смотреть телевизор, как играют люди на твоей позиции более высшего класса: что-то черпать для себя.

— Ваш лучший матч в сезоне?

— Он впереди.

— Ваше самое сильное качество?

— Не мне об этом судить, пусть говорят те, кто видит мою игру.

— Самый памятный гол?

— В финале кубка Белоруссии. Наверное, он. Мы тогда выиграли кубок, получился очень важный гол.

«Фанаты дают дополнительные силы»

— Что скажете о новосибирских болельщиках?

— В Новотроицке с этим делом тяжело, играли при полупустых трибунах. В Новосибирске был приятно удивлен, люди ходят, есть свое фан.движение. Люди не просто кричат, а знают фамилии всех игроков, в городе берут автографы, узнают на улицах. Приятно это. В Борисове я себя также ощущал, но там это сплошь и рядом. Хорошо здесь.

— А если говорить именно о фанатах?

— Они заводят нас. Когда играешь, люди кричат, появляются дополнительные силы.

— А во время гостевых игр, когда на матч приезжает пару человек? Ведь их не слышно.

— Большое уважение к ним, что люди добираются. Смотришь на людей — что ими движет? Видно, что болеют футболом. Что сказать — молодцы!

А сами не хотели бы постучать в барабан, поболеть?

— У меня хороший друг в Белоруссии, можно сказать создавал фан.движение «БАТЭ». Поэтому, я немножко знаю дела, как это делается. Я уважаю этот труд.

— А когда фанаты устраивают драки между собой?

— Отношусь к этому нормально. Если люди встречаются, заранее оговаривают: как они дерутся — это приемлемо. Собрались, например, десять на десять в определенном месте, люди подрались, там же стоит народ, который в случае чего разнимет. Главное, чтобы это было культурно и по каким-то правилам.

— А когда проносят фаера или дымы?

— Если говорят нельзя, значит нельзя. Не просто так это говорят. Я бы это разрешил, но с другой стороны: одним разрешишь, другие подпалят стадион. Надо искать золотую середину.

«Любимый город — Минск»

— Какое пиво лучше: темное или светлое?

— Светлое.

— Как часто пьете?

— Иногда. Я это не скрываю. В Европе это нормальная практика. Там это в порядке вещей. Просто большое различие России и заграницы в том, что там люди выпивают 2–3 бокала и идут спать. Докторами доказано, что пиво хорошо восстанавливает водный баланс организма. А у нас бытует мнение, что если выпить 2–3 стакана, то нельзя остановиться и с утра никакой. Все должно быть в меру.

— А как относится к этому Игорь Николаевич?

— После двух спаренных игр, если их выиграем, можно подойти к тренеру: если у кого-нибудь День Рождения или другой праздник, можно попросить пиво. Тоже стимул (смеется).

— Ваша заветная мечта?

— В жизни — чтобы все были здоровы. Мне здоровья, моей семье, жене, детям, родителям. В футболе — играть хорошо и как можно дольше, и выиграть трофей.

— А не задумывались, до скольки можно играть?

— Нет. Пока у меня серьезных болячек нет. Мне будет только 28 лет, года три-четыре я точно поиграю.

— А после завершения карьеры не думали стать тренером? Может пора начать вести конспекты?

— В принципе, да. Меня пока судьба сводила только с хорошими тренерами, у которых можно что-то почерпнуть. У меня уже есть диплом, что я закончил академию спорта, и могу тренировать. Мысли есть, но не хочу забивать себе голову пока.

— Вам нравится Новосибирск?

— Жить — нравится. Есть, где сходить с семьей, отдохнуть. Правда, пока за город не выезжал, говорят, что природа хорошая. А любимый город — Минск. Кто там был, меня поймет. Я там родился, я там живу, там квартира, родители.

— Родители игры смотрят, как к этому относитесь?

— Не люблю. Я даже не могу сказать, когда моя мама впервые увидела мою игру — года в 23. Сейчас может и хотел бы, чтобы посмотрела, но в Минске дом не на кого оставить.

— Жена после матчей вашу игру не разбирает?

— Если жена что-то говорит по футболу, я говорю ей сразу: «Молчи». Хотя она у меня — фигуристка. Ездила на чемпионаты мира, выступала за сборную Белоруссии, довольно известная там спортсменка. Но футбол — не её вид спорта.

— А как у вас дела с коньками?

— В Минске мы живем недалеко от ледового дворца, стал ходить: немного езжу.

— А в шоу «Звезды на льду» не хотели бы принять участие вместе с женой?

— Жена очень профессиональна в этом плане. Я бы только опозорил её.

«В детстве был хулиганом»

— Как прошло ваше детство?

— Как у многих: вырос под Минском, в поселке городского типа. Такой же хулиган был, как все. Прогуливал часто школу, главное была — тренировка. Школа всегда была на втором плане.

— А когда в школе начали делать поблажки?

— С ранних лет я привлекался в сборные. Приносил в школу бумагу сверху, клал, а они когда видели, кто меня просит отпустить, отпускали. Никогда с этим проблем не было, тем более мама учитель.

— А что вспомните об играх за юношескую сборную страны?

— Помню только игры с Россией. Мы тогда несколько раз выигрывали эти маичи. России всегда ассоциируется с юностью.

— Как проводите свободное время?

— Сын родился — люблю проводить свободное время с семьей. А так, как у всех: фильмы, компьютеры.

— Не задумывались, куда отдадите сына в будущем?

— Мы с женой боремся: она его в фигурное катание, а я в футбол (смеется). Или хоккеистом, или футболистом с коньками (смеется). В спорт точно отдадим.

— Спорт — это травмы.

— Детский спорт это не травмы, это для общего развития. А когда подрастет, если будут задатки — хорошо, не будет — насильно никто его никуда не будет толкать.

— А у вас были серьезные травмы?

— У меня были травмы нетипичные для футбола: было три операции на плечах. Год футбола из-за этого потерял. Это было около шести лет назад — тогда был очень тяжелый период для меня.

— Вы — коренной белорус. Белорусский знаете?

— Конечно, знаю. Тем более там все предметы на белорусском. Конечно, в России нет практики, но говорить до сих пор могу.

— Был ли поступок в вашей жизни, который хотелось бы вычеркнуть?

— Глобально — нет. А так, конечно, что-то хотелось подправить. Хотя, все что не делается, все к лучшему.

— Чего вы боитесь?

— Ядерной войны (смеется).
www.onesport.ru

Новости по датам

Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28

Абонементы

Футбольная Национальная Лига. Сезон 2018-2019

ДЮСШ ФК «Сибирь»

Мы ищем таланты!